Проект о недискриминационном доступе к инфраструктуре связи не нашел поддержку в Минэкономразвития

Законодательство
МЭР не поддержало проект ФАС

Несколько недель назад антимонопольная служба подготовила проект, которого давно ждала от нее отрасль связи — «Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам общедоступной электросвязи и к инфраструктуре электросвязи». Все представители телеком-рынка дружно затаили дыхание, ведь идеи – это грамотно и лаконично сформулированные варианты решения уже давно назревших проблем. Оценить целесообразность этих предложений должно было Минэкономразвития. Ведомство свою задачу выполнило, и собственно говоря, можно выдыхать – МЭР «завернуло» предложения ФАС, так как считает их преждевременными.


Для начала стоит разобраться с тем, что же предлагала ФАС. Проект постановления представлял собой схему взаимодействия оператора – «естественного монополиста» и всех остальных провайдеров по вопросу предоставления доступа к инфраструктуре. Антимонопольщики предлагали «Ростелекому», «Таттелекому», МГТС и другим монополистам поделиться своим богатством. Разумеется, не раздать все страждущим безвозмездно, а сообщать об имеющейся инфраструктуре связи, отвечать на запросы потенциальных покупателей, устанавливать единые тарифы и заключать договоры с операторами связи. Вот такая вот утопия родилась силами ФАС: ни тебе необоснованных запретов на размещении в канализации, ни обрезанных кабелей – настоящая цивилизация.

Министерство экономического развития  отреагировало на предложение километровыми казенными формулировками, главная мысль которых: «Как бы чего не вышло». В тексте замечания значится, что экономические последствия от введения предлагаемого регулирования оценены недостаточно. То есть не посчитаны затраты альтернативных операторов, убытки монополистов и источники их возмещения (хорошее замечание, только удивительно, что автором его является структура, которая должна выполнять «оценку регулирующего воздействия»). Причем особый упор делается на последнем пункте. Вот, например, полугосударственный оператор «Ростелеком» — все подумали, что с ним будет, если он лишится своего «естественного» монопольного положения?

Дальше сюжет замечания принимает, казалось бы, неожиданный поворот. «Текущее состояние в отрасли отличается высоким уровнем конкуренции и взаимопроникновением операторов подвижных сетей связи на рынок фиксированной связи, а операторов фиксированной связи – на рынок подвижной связи», — значится в тексте. «На долю фиксированной связи приходится 19% доходов от услуг всего рынка телефонной связи», и поэтому следует «дополнительно проработать вопрос целесообразности отнесения операторов фиксированной связи к субъектам естественных монополий».

Единственное логичное объяснение всех этих намеков читается между строк сего туманного текста. Из списка «естественных монополий» должны исчезнуть некоторые операторы фиксированной связи, и желательно, чтобы в числе этих «некоторых» был «Ростелеком», который приносит прибыль своему основному владельцу, то есть государству. Правда непонятно, какой эффект будет от закона с такими уточнениями – телекоммуникационная инфраструктуры в России принадлежит, большей частью, именно «Ростелекому».

Не исключено, конечно, что у замечаний несколько иной подтекст, однако резюме министерства очевидно: «В отсутствие проведенной оценки экономических последствий от внедрения предлагаемого регулирования для всех операторов связи принятие проекта акта представляется преждевременным». То есть светлое будущее опять переносится на неопределенный срок.

Проект о недискриминационном доступе к инфраструктуре связи не нашел поддержку в Минэкономразвития by

Возможно, вас также заинтересует:

При копировании материалов ссылка обязательна.