Как «Абсурдопедия» борется с абсурдом. Вторая серия

Законодательство
Абсурдопедяи борется с абсурдомПомните историю о том, как сотрудники Роспотребнадзора обменяли чувство юмора на чиновничьи атрибуты и закрыли забавную статью «Абсурдопедии» «Как правильно: совершать суицид»? Эдуард Черненко – автор текста – тогда обратился в Обнинский суд, который, естественно, встал на сторону Роспотребнадзора и статью народу не вернул. Оказывается, в этот момент все только началось: несломленный автор подал апелляционную жалобу в Калужский областной суд. Знаете, за что борется Черненко? Не за деньги – на статях для «Абсурдопедии» сложно заработать. Это война за принципы и свободу слова. Такое еще случается в наш прагматичный век – «не перевелись богатыри на земле русской».


Если бы дело происходило в XIX веке, история защиты чести и достоинства наверняка бы завершилась дуэлью. Но времена изменились, и Эдуарду Черненко пришлось сменить шпагу на собрание юридической литературы, а секунданта – на опытного адвоката. Усвоив мысль о том, что против лома нет приема, автор перестал взывать к здравому смыслу и обратился в суд с юридически грамотно сформулированными претензиями.

Основной пункт жалобы остался прежним: Роспотребнадзор действует наперекор Конституции, где русским по белому прописаны права на литературное, художественное, научное, техническое и иное творчество (ст.44). Ограничить его, согласно ст. 55 Конституции, можно только при наличии непосредственного вреда «нравственности и здоровью других лиц». Заявитель ссылается на Европейскую Конвенцию (Ч.2, ст. 10), где прописано, что ограничить свободу выражения мнения государство может только в том случае, если такой запрет необходим в демократическом обществе. И, хотя предоставил целых три лингвистических экспертизы, ни в одной из них нет подтверждения того, что статья «Абсурдопедии» реально может научить кого-то «совершать суицид».

Кстати, к качеству самих заключений у заявителя тоже есть претензии. Составлены они не по форме: описание исследования отсутствует, указание на методы тоже, стаж и профессиональные характеристики экспертов никому неизвесны. То есть не исключено, что экспертные «заключения» есть лишь умозаключения – предположения лиц с сомнительной квалификацией. (Никто, конечно, не сомневается в том, что в МГУ и МГМУ трудятся настоящие профессионалы своего дела. Но ведь нигде не указано, сколько раз в своей жизни они проводили подобные исследования. Да и вообще, выводы, сформулированные таким образом, можно назвать довольно субъективными). В тексте экспертиз, кстати, есть множество конструкций со значением неуверенности: «по-видимому», «возможно» и т.д. Лингвистика, это, конечно, не математика – здесь точности добиться непросто. Но все-таки, для того чтобы запретить любое произведение, неплохо было бы добавить побольше конкретики.

Кстати, Эдуард Черненко, рассказывая о ходе судебного разбирательства, упомянул, что Роспотребнадзор вообще не считает свои действия реализацией цензуры. Вот если бы автор, как Булгаков, принес им рукопись до публикации, специалисты бы ее рассмотрели и не пропустили в массы – вот это была бы цензура. А так это только вопрос таланта и моральных качеств создателя произведения (в идеале он должен был сжечь свой бездарный текст) и борьба советующих ведомств за чистоту в интернете. Поэтому, радуйтесь, дорогие сограждане: цензуры в нашем государстве нет. Стоит, пожалуй, начать оправлять в Роскомнадзор на анализ все произведения, которые выкладываются в Сеть, чтобы его сотрудники перестали жонглировать словами.

Как и следовало ожидать, дело с места не сдвинулась – статья из «Абсурдопедии» по-прежнему вне закона.

Но юридические формулировки, на самом деле, не так уж важны. Принципиально здесь другое: каждую, даже, казалось бы, самую совершенную, систему (российская судебная система, правда, очень далека от совершенства) можно обойти – было бы желание и упорство. Звучит, конечно, эпично – этакий «завет потомкам», но мораль сей басни такова.

Когда принимался «антипиратский закон», представитель «Справедливой России» Илья Пономарев во всеуслышание заявлял следующее:

- «Закон [о «черных списках»] впервые ввел практику блокирования интернет-сайтов. Не смотря на абсолютно благие пожелания, которые нами двигали и нормальные механизмы, которые мы туда заложили, практика показала, что никто порнографию не фильтрует, зато с Роскомнадзор с энтузиазмом закрывает такие сайты как «Википедия», «ВКонтакте» и многие другие. Прежде чем двигаться дальше, необходимо проанализировать опыт того закона, и не совершать никаких новых движений, которые могут усугубить ситуацию Сети».

Может показаться, что все эти речи и акции протеста – пустое сотрясание воздуха. Но от копеечной свечки, говорят, Москва сгорела. Да и вообще, если уж создатели закона говорят о том, что он работает, это что-то да значит.

С нетерпением ждет третьей серии – Эдуард Черненко обещал, что он остановится на достигнутом, и, если нужно, обратится и в ЕСПЧ.

Как «Абсурдопедия» борется с абсурдом. Вторая серия by

Возможно, вас также заинтересует:

При копировании материалов ссылка обязательна.