Ответственные за «черный список» Рунета, наконец, услышали операторов

Законодательство

В Минкомсвязи, наконец, услышали многочисленные жалобы владельцев интернет-сайтов и провайдеров и внесли уточнение в закон о «черных списках». Чиновники разработали критерии оценки запрещенного контента.

Уже не раз в Реестре оказывался ресурс, который имел некое косвенное отношение к темам детской порнографии, суицида и распространения наркотиков, однако назвать его противоправным язык как-то не поворачивался. Интернет-сообщество крутило новости о жертвах «черных списков» и так и эдак, пытаясь понять, почему же закрыли добрый и светлый сайт? Неужели только за то, что там появилось слово «самоубийство»?


А связано все это было с тем, что в российском законодательстве до сегодняшнего дня не было списка конкретных признаков «нехорошего» контента, вот добропорядочные сайты и попадали под горячую руку. Ситуация, наконец, изменилась: критерии сформулированы, и больше никаких ошибок быть не должно.

Теперь обвинить сайт в распространении детского порно можно в следующих случаях: если он содержат изображение детей, совершающих сексуальные действия, информацию о производстве или распространении детской порнографии, объявление о найме детей для участия в порномероприятих, а также информацию, направленную на возбуждение сексуальных чувств.

Типов информации о наркотиках обнаружено значительно меньше: способы производства и распространения наркотических средств, а также популяризация употребления наркотиков.

А вот и варианты суицидального контента, за наличие которого может пострадать сайт: описание способов самоубийства, призывы к нему, намеки на косвенные призывы, пропаганда суицида с использованием конкретного примера других людей.

Кроме того, оговаривается, что к запрещенной информации не могут быть отнесены художественные произведения, в которых описание сексуальных отношений между несовершеннолетними или способов самоубийства оправданы жанром. То есть, поклонники «Лолиты» и «Мадам Бовари» могут облегченно выдохнуть – на классику больше никто не покушается. (Хотя… все уверены, что действия героев действительно оправданы жанром?)

Кажется, все яснее ясного. Однако если присмотреться, окажется что новые критерии не намного конкретнее старых. Самое большое количество вопросов вызывает пункт о самоубийствах. Графы «призывы к нему (суициду)» и «намеки на косвенные призывы» явно нуждаются в дополнительных разъяснениях. Ведь в танце жизнерадостных трупиков из «Dumb Ways to Die», если постараться, можно усмотреть «косвенные призывы к самоубийству» (что, впрочем, и было сделано). И в репортаже о попытке самосожжения тибетского жителя в знак протеста тоже. А в пародийной песенке Леонида Каганова – тем более.

Поэтому не зря предлагает добавить в список исключений и еще одно: не относить к запрещенному контенту явно пародийную информацию. Вот только в каком законодательном акте есть подробное определение понятия «чувство юмора»?

Ответственные за "черный список" Рунета, наконец, услышали операторов by

Возможно, вас также заинтересует:

При копировании материалов ссылка обязательна.